Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Додонов Борис Игнатьевич "Эмоция как ценность"

В “ранг” признаваемых ценностей пред­мет или явление “возводятся” оценкой со стороны того или иного лица, класса или всего человечества. Только признаваемая ценность способна выполнять важнейшую ценностную функцию — функцию ориентира при формировании человеком решения о том или ином поведении. Явления же, не получившие никакой оценки, как бы вовсе не существуют для субъекта деятельности, даже если и оказывают на него исподволь определенное влияние.

Однако ценность не есть нечто не подле­жащее обсуждению. О ценностях можно и

нужно спорить. Одни признаваемые ценно­сти поддаются доказательной защите, дру­гие — доказательному развенчанию. Одни из них оказываются истинными, другие — ложными. Но это как раз и означает, что кроме признаваемой ценности существует еще фактическая ценность (хотя, подчерк­нем снова, в качестве мотивов поведения1 могут выступать только признаваемые цен­ности, причем совершенно независимо от того, истинны они или ложны).

Глубинной основой разграничения фак­тических и признаваемых ценностей явля­ется характер понятия “потребность”, по отношению к которой определяется зна­чимость для людей тех или иных физи­ческих и духовных объектов. Словом “по­требности” в научной литературе обоз­начают:

1) объективные нужды людей в опреде­ленных условиях, обеспечивающих их жизнь и развитие;

2) фундаментальные свойства личности, имеющие тенденцию определять ее отноше­ние к действительности и собственным обя­занностям, в конечном итоге — определять образ ее жизни и деятельности;

3) определенные состояния психики че­ловека, отражающие недостаток веществ,

1 Следуя в трактовке мотива в основном точке зрения А. Н. Леонтьева, мы будем понимать его как ценность, рассматриваемую по отношению к той деятельности, которая направлена на утверж­дение этой ценности или овладение ею.

энергии и других факторов, необходимых для нормального функционирования челове­ка как живого организма и личности.

Важно подчеркнуть, что за каждой из этих трех дефиниций стоит своя реальность. В первом случае это, так сказать, диктат со стороны объективных законов природы и общества, неподчинение которому грозит человеку физической и духовной деграда­цией или даже смертью. Во втором — отра­жение этого диктата в сложившихся “меха­низмах” активности личности, определяю­щих ее жизненные запросы. В третьем — чувственные сигналы в “инстанцию созна­ния” о том, что в удовлетворении этих запросов наступила нежелательная задер­жка.

Поскольку во всех трех случаях мы сталкиваемся с действительно существую­щими фактами, бессмысленно спорить, ка­кое представление о потребности является правильным. Здесь можно разве что усло­виться ввести во избежание путаницы раз­граничительную терминологию (например: нужда — потребность — потребностное со­стояние). Но это вопрос не принципиаль­ный. Другое дело — правильное соотноше­ние трех указанных содержаний понятия “потребность” с иными психологическими понятиями и представлениями. Несомненно, в частности, что понятие “фактическая цен­ность” определяется соответствием предме­та или явления понятию потребности как объективной нужды, а не нужды понимае­мой или переживаемой субъектом.

Такова наша позиция по вопросу о двух статусах понятия “ценность”, В этой работе, впрочем, как правило, речь будет идти толь­ко о признаваемых положительных ценно­стях, называемых в таких случаях просто ценностями, что соответствует наиболее об­щей традиции использования данного тер­мина. При этом, опять-таки в соответ­ствии с традицией, слово “ценность” будет прилагаться как к явлению в целом, так и к одному лишь его ценностному каче­ству (сравните, например, выражения: “искусство — ценность” и “ценность искусства”).

Другой, еще более сложный вопрос, до которому необходимо уже здесь высказать свои взгляды, — это вопрос о ценностных ориентациях человека и о тех “механизмах” его активности, в которых эти ориентации закреплены.

Ориентация человека на определенные ценности может возникнуть только в результате их предварительного признания (положительной оценки — рациональной или эмоциональной). Однако одного этого мало. Для каждого из нас существует масса объектов, которые мы признаем как ценности, но которые тем не менее существенного влияния на нашу деятельность не оказыва­ют. Об ориентации на ту или иную ценность можно говорить только тогда, когда субъект так или иначе “запроектировал” в своем сознании (или “подсознании”) овладение ею. А это человек делает, учитывая не только свои потребности, но и свои возможности. Формирование ценностных ориентации — сложный процесс, в который включена, в ча­стности, и самооценка индивидуума.

Надо также иметь в виду, что для кон­кретной личности нет того обязательного движения от потребности к ценностям и ценностным ориентациям, которые сущест­вуют для человечества в целом. Для отдель­ного субъекта путь в ряде случаев может быть и прямо противоположным: перенимая от окружающих людей взгляд на нечто как на ценность, достойную того, чтобы на нее ориентироваться в своем поведении и дея­тельности, человек может тем самым закла­дывать в себе основы потребности, которой раньше у него не было.

Тем не менее, для того чтобы по-настоя­щему разобраться в далеко не единообраз­ном характере ценностных ориентации, не­обходимо рассмотреть те внутренние обра­зования личности, в которых эти ориента­ции или предпосылки к ним могут быть так или иначе закреплены. Лучше всего это рассмотрение начать с еще более широкого вопроса об источниках активности людей.

При абстрактном рассмотрении проблемы источник активности людей можно видеть в их объективных нуждах. Человечество для своего развития нуждается, например, в ос­воении новых пространств, в совершенство­вании техники, в росте производства, в вы­работке новых, все более прогрессивных форм общественной жизни и т. д. Это, в об­щем, и определяет направление активности людей, некоторую суммарную составляющую их индивидуальных устремлений. Од­нако реализация объективных требований жизни в действиях людей происходит не ав­томатически, а через отражение этого им­ператива необходимости в свойствах самого их организма и личности1. Поскольку, на­пример, жизнь невозможна без удержания и развития антиэнтропийных состояний за счет увеличения энтропии веществ окру­жающей среды, то потребностью организма является соответствующая жизнедеятель­ность. Для личности в свою очередь такой потребностью может стать потребность бо­роться за лучшее переустройство общества или за укрепление прогрессивного общест­венного строя.

Полагаем, что именно такие потребно­сти-свойства и надо рассматривать как ме­ханизмы, направляющие нашу активность на овладение определенными ценностями.) Подробно эта точка зрения была обоснована в статье “Потребности, отношения и на­правленность личности”2, все положения и аргументы которой мы излагать сейчас не станем. Скажем только, что в результате осуществленного в ней анализа потребнос­тей-свойств был сделан вывод, что наиболее правильно их сущность раскрывается через понятие “программа жизнедеятельности”.

В таких программах “потребности в потреб­лении” всегда являются лишь оборотной стороной “потребностей созидания”. Так,

“пищевая потребность” есть лишь следствие потребности “в производстве собственного тела”1.

< Назад | Дальше >