Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Рубинштейн С.Л. "Человек и мир"

В последующем изложении для определения специфики детерминации человеческого бытия С. Л. Рубинштейн использует понятие "страдательный" как синоним "зависимый, детерминированный извне", а понятия "деятельный", "действующий" как синоним самоопределения, самодеятельности.

В предлагаемом читателю дополненном тексте "Человек и мир" Рубинштейн отходит от узкоэтического или, точнее, религиозно-этического понимания страдательности и рассматривает ее как закономерную специфическую модальность человеческого бытия, связанную со способностью подвергаться воздействиям (и в этом смысле - страдать). Способность подвергаться воздействиям (страдать) и действовать - две основные модальности человеческого бытия, связанные с его обусловленностью другим и способностью воздействовать, обусловливать другое.

С. 301*. С. Л. Рубинштейн вводит категорию "мир" в состав философских категорий, которая выражает специфику общественного способа существования человека. Понятие "мир" может быть сопоставлено с понятием "второй природы", употреблявшимся Марксом, - природы, преобразованной практической деятельностью человека, природы, непосредственно соотнесенной с человеком в его способе существования. "Мир - это совокупность вещей и людей, в которую включается человек, то, что относится к нему и к чему он относится в силу своей сущности, что может быть для него значимо, на что он направлен" (с. 32 295).

** Вопрос о соотношении категорий и закономерностей различных выше и ниже лежащих уровней развития бытия разработан С. Л. Рубинштейном в его книге "Бытие и сознание". Там этот принцип рассматривается применительно к частной проблеме соотношения физиологических и психологических закономерностей. Однако для решения этой частной проблемы С. Л. Рубинштейном выдвигается общая формула о соотношении специальных закономерностей любой "выше" лежащей сферы и более общих закономерностей сферы "ниже" лежащей: последние сохраняют свое действие на более высоком уровне, но изменяют свою форму проявления (см. С. Л. Рубинштейн. "Бытие и сознание", с. 14 и др.).

С. 302*. Если механистическое понятие причинности связано с представлением о причине как действующей только извне, то диалектико-материалистическое понимание причинности, которое разрабатывает С. Л. Рубинштейн, учитывает и формы внутренней причинности как самодвижения, саморазвития. В этом понимании причина выступает как причина самого себя {causa sui), т. е. закономерное, объективно необходимое воспроизведение специфического способа существования в его основных свойствах, - "самодвижение", самодетерминация. Именно в этом смысле употребляет С. Л. Рубинштейн термин "самопричинение", подчеркивая процессуальный характер всякого существования на высших уровнях развития бытия, где понятие причинности не ограничивается воздействием вещи на вещь, а связано с опосредствующей внешние воздействия ролью внутренних условий, избирательностью, активностью субъекта.

** Термин "определение" в рукописи С. Л. Рубинштейна употребляется не в логическом, гносеологическом значении - как определение чего-либо посредством понятия, слова, категории и т. д., а в онтологическом смысле. "Определение" для него - реальное взаимодействие явлений, в котором выявляется "качественная определенность", специфичность процессов взаимодействия. В данном месте рукописи С. Л. Рубинштейн уточняет и поясняет это словоупотребление.

Онтологическая и антропологическая концепция С. Л. Рубинштейна излагается им в явном для знатоков экзистенциализма и неявном для остальных диалоге с ним. Здесь фигурирует целый ряд понятий, таких как "верность", "чувство" (у Сартра - эмоции), "ситуация" и "проект", не говоря о самых фундаментальных понятиях "существование" (употребляемое, правда, не только в экзистенциализме) и "отрицание" (бытие и не-бытие у Сартра), "жизнь" и "смерть". Выше мы отметили, что, выражая скепсис в адрес классической гносеологии в ее стремлении познать мир, Сартр считает главным для индивида его "принять" или отвергнуть.

Значимость этого диалога в том, что и для Рубинштейна философская антропология не сводится к абстракции человека, а предполагает определение способа человеческой жизни и в этом смысле - философию жизни - проблемы ее времени - прошлого, настоящего и будущего, ценности и смысла жизни. Принципиальное отличие подхода Рубинштейна к проблемам жизни от экзистенциализма Сартра и Хайдеггера в неэмпиричности, в такой теоретизации этих проблем, при которой они не были бы сведены к судьбе едничного индивида и его эмоциям.

Значимость для Рубинштейна экзистенциалистской концепции в том, что именно она поставила проблему жизни в контексте драмы человека эпохи отчуждения. Но если Марксова трактовка отчуждения была объяснением в основном - проблем социально-экономического отчуждения, то Рубинштейн, неоднократно осмыслив и переосмыслив ее в интерпретации и раннего и позднего Маркса, раскрыл ее социально-этическое содержание. Для Сартра она опять-таки оказалась проблемой единичного индивида, сама единичность которого была свидетельством его "одиночества" в мире. Для Рубинштейна, осмыслившего проблему отчуждения в социалистическом обществе, где господствовал не индивидуализм, а коллективизм, - суть отчуждения проявилась не в одиночестве, а в самом типе взаимоотношений людей, действующих совместно, но способом, исключающим их человеческое, этическое начало, их сущность, действующих как "маски". Отчуждение здесь заключается не в отчуждении продуктов труда, и даже не самого труда от человека, а в отчуждении его человеческой, этичной сущности. Отсюда рубинштейновское понимание подлинности или неподлинности жизни, ответственности как жизни "всерьез".

С. ЗОЗ*. М. Хайдеггер противопоставляет способ существования человека, характеризующийся "выходом за свои пределы", способу существования всего остального сущего, бытию в целом. С. Л. Рубинштейн считает неправомочным это противопоставление: он возражает против экзистенциалистского отрыва человеческого существования от бытия. Именно поэтому, отмечает С. Л. Рубинштейн, Хайдеггер не может построить свой второй том онтологии, который был бы посвящен онтологии бытия в целом, а не только человеческого существования.

Экзистенциалистский "выход за свои пределы", приписываемый М. Хайдеггером только человеческому существованию, С. Л. Рубинштейн считает всеобщим положением, справедливым для любого способа существования, для всего бытия в целом, и в том числе для человеческого бытия. Он считает возможным понять и объяснить "выход за свои пределы", переход в "другое" с позиций принципа детерминизма. Возможность выходов за пределы данного способа существования, перехода в "другое" основана на взаимосвязи и взаимообусловленности явлений. Диалектика взаимопереходов внешних и внутренних условий проявляется в характе-

ристике внутренней специфики данного способа существования в его связи и обусловленности внешними причинами, "другими" явлениями. Каждое данное явление в его взаимосвязи с "другими" представляет собой специфический способ существования, связанный сотнями переходов в "другое", обусловленности "другим", представленности в "другом". Такую представленность "в другом" С. Л. Рубинштейн считает присущей отражению сознанием бытия и любому другому отражению (см. С. Л. Рубинштейн. Принципы и пути развития психологии, с. 11).

С. 304*. Это положение развито в трудах Б. М. Кедрова (см., например, Б. М. Кедров. Предмет и взаимосвязь естественных наук. - М., 1967. - С. 224-287).

** Понятие "жизнь" С. Л. Рубинштейн употребляет не только в общепринятом значении для характеристики живого, а еще в двух значениях. Первое из них представляет синоним "существовать", "быть". С. Л. Рубинштейн критикует объяснение существования через абстрактный признак, объединяющий все единственным понятием "быть", а определяет его как становление, изменение и сохранение, пребывание и дление, как диалектику внешнего и внутреннего, определение другим и самоопределение. Иногда он употребляет понятие "жизнь" для обозначения существования. Он выделяет различные уровни жизни, которые характеризуются различными "способами существования", и различных субъектов разных уровней жизни. Таким образом, понятие "жизнь" в этом смысле предполагает необходимость качественной характеристики типичного для каждого уровня способа существования. Второе значение этого понятия применяется для характеристики специфики человеческой "жизни". Связь первого и второго значений состоит в том, что второе представляет конкретизацию общей характеристики жизни как пребывания в изменении, диалектики внешнего и внутреннего и т. д., применительно к человеческой жизни, к такому уровню изменений, субъектом которого является человек.

Рубинштейновский анализ экзистенциалистского понятия жизни опирается, таким образом, на общефилософскую концепцию жизни как качественно определенного процесса развития и его субъекта; качественным различиям процессов на разных уровнях отвечают различия субъектов как "субъектов изменений определенного рода". Применительно к жизни человека С. Л. Рубинштейн раскрывает диалектику объективного процесса жизни, включающего человека как субъекта, который своим отношением и действием объективно изменяет соотношение сил в жизни.

*** Общие положения о природе всякого процесса, о его динамике, соотношении внешних и внутренних условий в нем, о превращении его результатов в условие дальнейшего осуществления процесса развиты С. Л. Рубинштейном в связи с теоретическим и экспериментальным исследованием процесса мышления (см. С Л. Рубинштейн. О мышлении и путях его исследования. - М o Изд-во АН СССР, 1958).

**** О термине "определение" см. комментарии к с. 301.

С. 305*. О различии восприятия и мышления см. "Бытие и сознание" С. Л. Рубинштейна (с. 108 и далее).

< Назад | Дальше >