Разделы сайта

Главная Метод беседы в психологии Потерянный и возвращенный мир (история одного ранения) Проблемы психологии субъекта Психология власти Психология самоотношения Эволюционное введение в общую психологию Психология личности: Учебное пособие. Хрестоматия по психологии Онтопсихология и меметика Алгебра конфликта Описание соционических типов и интертипных отношений Основные проблемы психологической теории эмоций Конфликтующие структуры Варианты жизни Психология переживания К постановке проблемы психологии ритма Понятие «самоактуализация» в психологии Описательная психология Лекции по психологии Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира Эмоция как ценность Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации Роль зрительного опыта в развитии психических функций Эволюция и сознание Психология жизненного пути личности Психология эмоциональных отношении Основы психолингвистики Как узнать и изменить свою судьбу Влияние мотивационного фактора на развитие умственных способностей Общая психология Когнитивная психология Открытие бытия Человек и мир Психология религий Методологический аспект проблемы способностей Трансцендентальная функция Методологический анализ в психологии Загадка страха Глубинная психология и новая этика Кризис современной психологии: история, анализ, перспективы.

Реклама

Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Рубинштейн С.Л. "Человек и мир"

1. "Я" как всеобщность, "Я" вообще (je), по отношению к чему что-то есть предмет вообще, не может быть предметом восприятия, созерцания, чувственного, т. е. непосредственного осознания, но им может быть конкретный эмпирический субъект (тоi) - я сам, с моей внешностью, лицом, привычками и т. д.

2. "Я" как единство (je и тоi) всеобщности и единичности познается в своей конкретности, поскольку оно проявляется в действиях, в отношениях к другим людям: тут познание конкретного "я" осуществляется в его отношении к другим людям.

"Я" действительно не может быть раскрыто только как объект непосредственного осознания, через отношение только к самому себе, обособленно от отношения к другим людям (другим конкретным "Я"). В этих взаимоотношениях каждое конкретное "я" выступает как объект другого конкретного "Я", которое точно так же является объектом для меня. Здесь выступает реципрокное отношение, члены которого необходимо предполагают, имплицируют друг друга: объект для меня, для которого я сам являюсь объектом!

К этому надо еще прибавить, что мое отношение, отношение данного моего "Я" к другому "Я" опосредствовано его отношением ко мне как объекту, т. е. мое бытие как субъекта для меня самого опосредствовано, обусловлено, имеет своей необходимой предпосылкой мое бытие как объекта для другого. Значит, дело не только в том, что мое отношение к себе опосредствовано моим отношением к другому (формула К. Маркса о Петре и Павле)2, но и в том, что мое отношение к самому себе опосредствовано отношением ко мне другого.

Во взаимоотношении субъектов нет никакой принципиальной привилегии у моего частного "Я". Поэтому отношения между различными частными "Я" обратимы. Теоретически не существует никакого преимущества для вот этого, данного "я>>. Мое отношение к другому предполагает и отношение другого ко мне: "я" такой же другой для того, которого я сперва обозначил как другого, и он такой же

' См. Наторп П. Философская пропедевтика. - М., 1911. - С. 93-94.

2 В некоторых отношениях человек напоминает товар. Так как он родится без зеркала в руках и не фихтеанским философом: "Я есмь я", то человек сначала смотрится, как в зеркало, в другого человека. Лишь отнесясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек Петр начинает относиться к самому себе как к человеку. Вместе с тем и Павел как таковой, во всей его павловской телесности, становится для него формой проявления рода "человек" (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. - Т. 23. - С. 62).

"Я" (исходная точка системы координат), как "Я"! "Я" и "другой": он "другой" для "меня", как и "Я" для него; для себя он такой же "Я", как и "Я". Его нельзя свести к положению "другого", это только его позиция, определяемая исходя от

меня, а не его сущность.

Надо снять как неоправданную прерогативу первичность какого-нибудь одного, моего (имя рек) "Я". Рассмотрение меня самого с позиций другого так же первично, как и рассмотрение меня ("другого" для него) с позиции другого "я" (имя рек). Эмпирически в жизни человека, у ребенка отношения других людей к нему определяют его отношения к ним и формируют его самосознание.

"Чистый", трансцендентальный субъект объективного познания - это всеобщность, которая реально существует лишь в виде множества эмпирических субъектов ("Я"). Каждый из этих конкретных эмпирических субъектов определяется лишь через свое отношение к "другому" (через свои отношения друг к другу).

Отношение другого "Я" к моему "я" выступает как условие моего существования. Каждое "Я", поскольку оно есть и всеобщность "Я", есть коллективный субъект, содружество субъектов, "республика субъектов", содружество личностей; это "Я" есть на самом деле "мы". Субъект науки - это человечество, субъект речи - это вместе с индивидом и народ (его язык).

Общественная обусловленность познания сущего проявляется прежде всего в том, что субъекты, личности, а не только вещи входят в состав бытия, и они же, включенные в сущее, осуществляют познание этого сущего, как вещного, так и

личностного.

Познаваемая человеком реальность имеет своим "коррелятом", даже в процессе познания, в качестве субъекта познания не само по себе познание, сознание, а человека. Существуют не созерцание и его предмет как идеальное отношение, а реальное взаимодействие человека с внешним материальным миром.

В жизни отдельного человека (например, ученого) его познавательная деятельность может оказаться обособленной от его жизни и практической деятельности. Но снятие вообще для познания отношения предметного мира и человека означает снятие важнейшей сферы исторического общественного человеческого бытия. Если же состав объективного бытия сводится только к предметности, к вещности, из него исчезает сознательный субъект, личность, люди. Субъект остается в единственном числе как противостоящий всей сфере объективной реальности, как трансцендентный, чистый субъект. Это есть солипсизм в отношении к другим людям как сознательным субъектам. Источник солипсистской казуистики - в сомнении в существовании других людей! Должно быть отвергнуто представление о единственном субъекте как отправном пункте познания.."Я" - субъект познания - это универсальный субъект, это коллектив, содружество эмпирических субъектов. Сознание =o познание предполагает мышление ° речь и, значит, общение. Есть, значит, общественная обусловленность бытия - человеческое бытие и предметный "мир". Познание же бытия (понятийное) - все общественно обусловлено, все - продукт общественно обусловленной жизни людей. Итак, реально существует коллективный субъект научного познания: "Я" - это "мы"!

В конечном счете, межлюдские отношения являются необходимым условием познания человеком бытия, сущего и его состава.

Обусловленность не только моего самосознания, но и самого моего бытия бытием же, действиями других людей - это эмпирический факт, т. е. не нужно дока

< Назад | Дальше >